вторник, 30 августа 2016 г.

Онлайн-статья: Марихева М.Г. Российские мигранты. Взгляд изнутри.

Российские мигранты. Взгляд изнутри.

М.Г. Марихева, студентка 4 курса направления «Социология  управления» Института общественных наук Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (ИОН РАНХиГС)
E-mail: Mmarkhieva@mail.ru

Аннотация. Сложные переплетения взаимоотношений между нациями и народностями, проживающими на территории одной страны обуславливаются актуальность темы данного рассуждения . Предлагаю сузить круг и рассматривать проблематику рассуждения на примере Российской Федерации, как яркому прообразу модификации системы национальных отношений и её становления, в том числе в вопросах, касающихся этнических миграций. Почему об этом не только стоит говорить, но и нужно это делать: в первую очередь, потому что каждый гражданин, проживающий на территории своей страны, конечно же играет важнейшую роль в вопросах формирования и установления настроений в государстве непосредственно

Ключевые слова: миграция, трудовая миграция, Танджикистан, отношение к мигрантам в России.

Вопросы национальной политики и национальной системы отношений рассматриваются в нашей стране беспрерывно, что особенно характерно для страны насчитывающей такое количество проживающих в ней наций, этносов и национальных меньшинств, сложившихся исторически или искусственным путём, что не играет особого значения, когда речь заходит об их роли в судьбе государства. 
Степень социально-политического, экономического, культурного состояния державы на прямую зависит от уровня развития в ней системы межнациональных отношений. Особенно востребованная данная гипотеза и в миграционных вопросах, в виду того, что представление особых условий для граждан, не приспособленных для проживания в другой стране-это первостепенная задача, которая должна решаться достаточно оперативно, иначе уровень развития такой страны можно ставить под сомнение .
Поток мигрантов в Российскую Федерацию сегодня развился до огромных масштабов, особенно активны в этом отношении представители средней Азии. Наличие на всей территории РФ граждан из республики Таджикистан давно превышает все существовавшие до этого показатели, что даёт нам право говорить в этом случае об этнической миграции. Собственно говоря, этнической она является так же благодаря тому факту, что вопрос встаёт уже не в отношении того, что люди уезжают в другую страну в поисках заработка, речь идёт уже о том, что вся экономика страны мигрантов находится в прямой зависимости от средств, полученных ими в России, то есть миграция это совершенно очевидно вынужденная, и более того, направленна скорее на сохранение своей государственности , сохранение своего этноса.
По официальным статистическим данным Федеральной миграционной службы России в последние годы, число граждан Республики Таджикистан, находящихся на территории Российской Федерации, варьируется вокруг отметки 1 – 1,2 млн человек и уступает только представителям Украины и Узбекистана, население которых в 3,5-5 раз больше чем в РТ (республика Таджикистан).
По информации ФМС (федеральной миграционная служба) на 11 мая 2015 г., в РФ находилось 990 275 таджикских граждан. Из них в половозрастном разрезе самую крупную категорию составляют молодые трудоспособные мужчины в возрасте от 18 до 29 лет – 411 615 человек. Абсолютное большинство граждан РТ, пребывающих на территории России – трудовые мигранты и члены их семей.
В отношении к численности населения современного Таджикистана (около 8,3 – 8,4 млн чел.) доля трудовых мигрантов может превышать 10-12% от общего числа жителей страны и достигать 20-25% наиболее трудоспособного мужского населения в возрасте от 18 до 40 лет. В возрасте до 30 лет, по данным Всемирного банка, работу за пределами своей страны ищут до 40% таджиков .
При этом реальное число работающих в России выходцев из Республики Таджикистан, скорее всего, существенно больше, поскольку официальная статистика охватывает не все категории иностранцев, в частности, въехавших и пребывающих в РФ нелегально. Представители ФМС оценивают число нелегальных мигрантов в России всех национальностей по состоянию на февраль 2015 г. в более чем 2 млн чел., среди которых значительное количество таджиков.
Популярностью у таджикских трудовых мигрантов пользуются такие направления как Москва и Подмосковье, Урал и Сибирь, а с недавних пор интерес для таджиков стали представлять Кавказские республики. Выбор России в качестве пункта назначения мигрантами определяется наличием в РФ большой таджикской диаспоры с устоявшимися связями; более высоким уровнем оплаты труда; фактом сосуществования ранее в едином государстве и подтвержденной восприимчивостью таджиков к русской культуре, ментальности и языку; льготными в сравнении с другими направлениями (в частности, арабскими государствами) условиями пребывания в России для граждан стран СНГ; относительной транспортной доступностью (применительно к Таджикистану – через авиационное сообщение); устойчивым ростом в последние годы российской экономики и потребностью ряда отраслей в дешевой низкоквалифицированной рабочей силе; переизбытком трудовых ресурсов в самом Таджикистане.
По оценкам Всемирного банка, в течение последних лет денежные переводы таджикских трудовых мигрантов из России в среднем составляли более 40% ВВП республики. По этому показателю Таджикистан стабильно входит в число стран, экономика которых наиболее зависит от миграции, наряду с Молдавией и Киргизией. Согласно последним расчетам ВБ, в 2014 г. объем денежных переводов мигрантов зафиксирован на уровне 42,7% ВВП, что сделало Таджикистан самым зависимым от денежных переводов государством в мире. 90% транзакций осуществляются из России. По информации ЦБ РФ, в 2014 г. из России в Таджикистан через системы денежных переводов (Anelik, BLIZKO, Contact, InterExpress, UNIStream, Western Union, Колибри, Золотая Корона, ЛИДЕР, Почта России) было перечислено 3,83 млрд дол., однако эта цифра не полная, поскольку не учитывает средства, вывезенные в наличной форме и выведенные через неформальные каналы, такие как «хавала». По объему денежных переводов из России Таджикистан уступает только Узбекистану, который более чем вдвое превышает его по числу мигрантов и втрое по населению .
Поступающие из России «живые деньги» поддерживают в республике внутренний потребительский спрос и, особенно, рынок услуг, на который приходится до 40% экономики. Они принципиально снижают социальную напряженность, не позволяя ей вылиться в массовое протестное движение и дестабилизировать государство, где после гражданской войны сохраняются, а в некоторых случаях и усугубляются общественно-политические дисбалансы, религиозные, этно-территориальные и экономические противоречия. Переводы способствуют сокращению в Таджикистане бедности, уровень которой, рассчитанный на основе международной черты бедности в 2,5 дол. в день по паритету покупательской способности, снизился с 40,9% в 2012 г. до 33,8% в 2014 г. Отсюда, не будет преувеличением сказать, что возможность работать в России для большого числа граждан республики остается залогом роста их уровня жизни, а для самого Таджикистана в его нынешнем виде важным условием сохранения как независимого светского государства.
Высокую степень зависимости республики от трудовой миграции продемонстрировала стагнация экономического роста в России в 2014-2015 гг., усугубленная западными санкциями и резкими колебаниями валютных курсов. В соответствии с сведениями Национального банка Таджикистана, в результате резкой девальвации российского рубля после 19 процентного роста в 2013 г., стоимость денежных переводов в долларовом эквиваленте снизилась на 8,3% в 2014 г. В начале 2015 г., по оценкам НБТ, она продолжила падение: в январе-апреле 2015 г. в республику физическими лицами было перечислено 615,6 млн дол, что на 318,6 млн (т.е. на 34,1%) меньше показателя аналогичного периода прошлого года. Сокращение валютных поступлений в страну привело к разбалансировке внутреннего валютного рынка, в т.ч. ускоренному падению курса сомони к доллару и росту инфляции, в ответ на что Нацбанк РТ был вынужден ввести ряд экстренных ограничений на финансовые операции, приостановив с апреля 2015 г. на всей территории страны деятельность пунктов обмена валют физическими лицами.
Неблагоприятную для Таджикистана ситуацию, вызванную девальвацией рубля, осложнило и то обстоятельство, что она совпала с поэтапным ужесточением российского миграционного законодательства. Очередные поправки в него начали действовать с 1 января 2015 г., обязав мигрантов из стран СНГ въезжать в Россию по загранпаспортам, сдавать экзамены на знание русского языка, основ истории и конституционного строя, расширив патентную систему на новые категории работников и ужесточив ответственность за нарушения миграционного законодательства. В результате, по данным министра труда, миграции и занятости населения РТ С. Тагозоды, на май 2015 г. лишены права въезда в Россию за нарушения правил пребывания 276 тыс граждан Таджикистана, еще свыше 400 тыс находятся в трудовой миграции, но составляют так называемую «группу риска» по причинам недостаточного знания языка и истории России. Рост числа «невъездных» становится для Таджикистана серьезнейшей проблемой, которую его официальные лица будут все чаще поднимать в ходе переговоров с российской стороной.
Снижение валютных доходов, ужесточение миграционных правил и экономические проблемы в России привели к сокращению общего числа таджикских мигрантов в РФ, хотя и не столь значительному, как можно было ожидать. С весны 2013 г. по весну 2015 г., по статистике ФМС РФ оно уменьшилось примерно на 200 тыс с 1,2 млн до чуть менее 1 млн человек. Наряду с падением мировых цен и спроса на основные экспортные товары РТ (алюминий и хлопок) это неблагоприятно отразилось на экономике республики, внеся свой вклад в замедление темпов роста ВВП с 7,4% в 2013 г. до 6,7% в 2014 г., увеличение инфляции в этот же период с 3,7% до 7,4% и дефицита счета текущих операций до 7% ВВП.
Негативные тенденции вновь продемонстрировали уязвимость Таджикистана от положения дел в России. Ранее они уже имели место в 2009 г., когда миграция, вопреки первоначальным прогнозам правительства РТ, также стала одним из основных каналов трансляции кризисных явлений из российской экономики в таджикскую. В дальнейшем по мере нормализации ситуации в РФ происходило ускоренное восстановление и экономического роста в Таджикистане. Независимо от текущего спада, в долгосрочной перспективе, если Душанбе не сделает качественный хозяйственный рывок и кардинально не увеличит количество внутренних рабочих мест, зависимость республики от трудовой миграции и денежных переводов из России сохранится и, не исключено, усилится. Это обусловлено тем, что Таджикистан остается одной из самых бедных, но при этом молодых и быстро растущих стран постсоветского пространства.Ежегодные темпы роста населения составляют свыше 2%, а число жителей в возрасте до 14 лет в 2015 г. достигло 3 млн чел., т.е. более 35% всего населения.
По понятным причинам, миграция является важнейшим пунктом повестки дня двусторонних отношений России и Таджикистана. Она регламентируется внутренним законодательством сторон и рамочным межправительственным Соглашением о трудовой деятельности и защите прав граждан Российской Федерации в Республике Таджикистан и граждан Республики Таджикистан в Российской Федерации от 16 октября 2004 г. В 2013-2014 гг. в него были внесены дополнения, позволившие таджикским трудовым мигрантам пребывать на территории России без регистрации 15 дней (вместо 7) и получать разрешение на работу на три года (вместо одного). Льготы (по существу, символичные для российской дипломатии, но важные для Таджикистана) предоставлены в рамках пакета договоренностей по продлению до 2042 г. срока присутствия на территории РТ 201-й российской военной базы, которые были достигнуты в ходе визита президента В. Путина в Душанбе в октябре 2012 г.
В настоящее время на уровне российско-таджикской межправительственной комиссии подготовлены и обсуждаются еще четыре дополнительных соглашения к базовому договору по миграции, которые призваны обеспечить организованный набор трудовых мигрантов в Таджикистане представителями российских официальных структур; усиление обмена информацией о нарушителях миграционного режима; заключение соглашения о ремиссии (согласии Таджикистана принимать высланных из РФ нелегальных мигрантов) и взаимный обмен представительствами миграционных органов. По оценкам главы МИД РФ Сергея Лаврова, документы «позволят разрешить максимальное количество проблем, пока еще существующих в этой области», в том числе «вывести трудовых мигрантов из тени». Еще одна тема, неоднократно поднимавшаяся сторонами – возможность создания в Таджикистане центров профподготовки для мигрантов.
Одновременно миграция постоянно находится в фокусе общественного внимания в Таджикистане. Местные средства массовой информации и общественность остро реагируют на резонансные факты нарушения прав мигрантов, причинения вреда их жизни и здоровью, проявления национализма и дискриминации. Миграцию как информационный повод активно используют враждебные России силы, в т.ч. радикального исламистского толка, а также политические противники режима Э. Рахмона для дискредитации образа и действий России на центральноазиатском направлении, нередко манипулируя цифрами, например, умерших в РФ трудовых мигрантов. Ежегодно, по данным МВД РТ, из России на родину доставляется около 1 тыс. тел, умерших граждан Таджикистана. Но по информации общественных объединений мигрантов, с учетом тех, кто был похоронен в России и пропал без вести, общее число ежегодных смертей таджиков здесь превышает 2 тыс. Подавляющее большинство из них погибает в результате болезней, тяжелых условий труда и конфликтов с соотечественниками. Однако особый акцент в местных СМИ делается на случаях, когда таджики становятся жертвами убийств на почве национальной ненависти.
В среде самих мигрантов в России, наблюдающих другое качество жизни и находящихся в зарубежном информационном поле, более сильны пророссийские взгляды и критические настроения по отношению к руководству Таджикистана. Этим обстоятельством пользуются оппозиционные партии и движения республики, а также экстремистские организации, ведущие за пределами республики пропаганду своих идей. Так, еще в сентябре 2011 г. на очередном съезде главной оппозиционной силы в РТ – Партии исламского возрождения Таджикистана – была принята программа, предусматривающая активизацию работы с таджикскими мигрантами в России, после чего заметно возросла интенсивность поездок ее председателя Мухиддина Кабири в регионы РФ. Попытки использовать протестный потенциал мигрантов предпринимает и таджикская несистемная оппозиция, в частности «Группа-24», лидер которой Умарали Кувватов призывал к организации в Душанбе таджикского «майдона», но  был застрелен в марте 2015 г. в Стамбуле. Замкнутые сообщества мигрантов – традиционный вербовочный контингент также для международных радикальных исламистских структур (салафитов, Хизб ут-Тахрир аль-Ислами, Исламской партии Туркестана и др.), которые привлекают их к подрывной деятельности в России и участию в вооруженных конфликтах за рубежом (в Афганистане, Сирии, Ираке).
В качестве ответных мер руководство Таджикистана ведет разъяснительную работу среди мигрантов через свои дипломатические и консульские учреждения, эмиссаров правящей Народно-демократической партии Таджикистана, лояльных бизнесменов и руководителей диаспор. В октябре 2014 г. президент РТ Э. Рахмон провел встречу с руководителями 20 диаспор и обществ таджиков России, на которой поддержал предложение о создании Всероссийской организации таджиков для координации их деятельности в РФ.
Как показывают социологические исследования, проводившиеся в последние годы среди таджиков в России, средний возраст мигранта имеет тенденцию к уменьшению, падает и образовательный уровень. Большинство рассматривает пребывание в России как временный этап и готово мириться с бытовыми трудностями, живет небольшими группами, образуемыми по земляческому принципу. Предпочитаемые сферы деятельности – торговля, строительство, ЖКХ и транспорт. Особое беспокойство приезжих вызывают ужесточение миграционного законодательства, падение валютных доходов, рост затрат на оформление миграционных документов (на 1 января 2015 г. в Москве в среднем около 14,5 тыс руб.), коррупция в правоохранительной системе, дискриминационное отношение в российском обществе, нарушение трудовых прав со стороны работодателей. Также таджики обращают внимание, что с повсеместным введением годовых патентов практически нивелированными оказались прежние договоренности о предоставлении им разрешения на работу в течение 3-х лет.
С другой стороны, трудовая миграция остается раздражающим пунктом и в российском общественном мнении. Недовольство россиян вызывают незнание русского языка, игнорирование иностранцами местных традиций и норм поведения, оттягивание рабочих мест, этническая преступность, антисанитария.
В соответствии с данными московского правительства, озвученными в феврале 2015 г., около 5% мигрантов, въезжающих в столицу, болеют тяжелыми заболеваниями (ВИЧ-инфекцией, открытой формой туберкулеза и т.д.). В Таджикистане подорвана система санитарно-эпидемиологического надзора, в результате чего весной 2010 г. здесь произошла эпидемия полиомиелита среди детей. В ответ на вспышку заболевания компетентные органы России были вынуждены ввести карантинный контроль для граждан РТ в аэропортах и временно запретить въезд из Таджикистана детям до шести лет.
Что касается преступности, то до 2014 г. в крупных городах России стабильно росло число тяжких преступлений, совершаемых мигрантами, провоцируя рост этнической напряженности, однако после введения новых миграционных правил этот индикатор стал снижаться. Всего в 2014 г. органами МВД РФ зарегистрировано 38,4 тыс. преступлений, совершенных гражданами государств СНГ в России, что составило 1,8% от их общего количества (2,16 млн). В Москве число преступлений, совершенных мигрантами, уменьшилось в 2014 г. на 15% и это благоприятно отразилось на межнациональных отношениях. Таджикские диаспоры не относятся к числу самых криминализированных иностранных сообществ, но имеют отчетливую специализацию на поставках афганских наркотиков. Через республику проходит один из главных маршрутов трафика опиатов в северном направлении, в рамках которого мигранты из этой страны систематически вербуются на роль мелких курьеров.
Положение же жен и детей, оставленных мужчинами-мигрантами дома, начинает вызывать серьезные опасения. Когда мужчина уезжает на заработки, оставив жену в Таджикистане, то на ее плечи ложится ответственность за семью, одна из респонденток сказала, что чувствует себя «мужчиной в семье». Пропало разделение сфер труда и обязанностей между женщинами и мужчинами; женщины стали выполнять все традиционно мужские роли ... Миграция имеет положительные экономические последствия, но отрицательные социально-психологические. Женщины жалуются на то, что дети не получают образования и растут без отца в семье» . Новые обязанности, экономические трудности и стресс, которые испытывают женщины, когда их мужья мигрируют в поисках работы, рассматриваются как факторы высокой распространенности самоубийств среди женщин в Таджикистане. В «Заре Востока» делегаты миссии встретились с группой мужчин и женщин. Мужчины либо собирались обратно в Россию (некоторые вернулись домой, чтобы собрать урожай), либо им было временно отказано во въезде в Россию. На вопрос о том, какие изменения вносит в их жизни миграция, женщины группы говорили, что «миграция – груз на наших плечах. Вся тяжесть ложится на женские плечи. Теперь женщины должны собирать урожай, работать в поле вместо мужчин ... И мы должны работать в огороде ... и ездить на рынок. Мы водим детей и внуков в школу, помогаем им делать домашние задания». Положение в доме серьезно ухудшается, когда мужья перестают присылать деньги, или бесследно исчезают. Иногда это происходит потому, что они обзаводятся второй семьей в России. «Вначале они звонят и присылают деньги. Потом деньги начинают приходить все реже и реже, а потом и вовсе исчезают». Еще одна респондентка сказал делегатам миссии: «Есть женщины, у которых пятеро или семеро детей. Муж не присылает деньги, не звонит. Я думаю, что в каждом кишлаке [селе], на 1 000 жителей есть пять или шесть женщин в таком положении. Если женщина осталась одна, без мужа, то ее авторитет и влияние в семье резко падают, ее права не принимаются во внимание, ей всегда говорят: “Откуда мы возьмем деньги, чтобы дать тебе на еду и на одежду”» . Когда женщины пытаются получить алименты на детей через суд, то они сталкиваются с двумя серьезными препятствиями. Во-первых, закон признает только официально зарегистрированные браки, в то время как все больше и больше пар вступают в брак религиозный; во-вторых, даже если суд принимает решение в пользу женщины, то оно не может быть исполнено на основании того, что отец находится в России. По словам одного из респондентов, за последние года «судом принимается все больше и больше решений в пользу женщин, когда речь идет о присуждении алиментов и разделе имущества, обычно эти решения приводятся в исполнение. Муллы объясняют молодым людям, что алименты нужно платить. Но мы не можем ограничивать право человека на передвижение, а мужья часто прячутся в России» . По информации, полученной в Бюро по правам человека в городе Кургонтеппа (Курган-Тюбе), «когда суд принимает решение в пользу женщины, муж платит два или три месяца, а потом исчезает. Проблема еще и в том, что у большинства мужчин нет в России официальной работы, как же тогда получить с них алименты? Закон запрещает выезд из страны тем, кто должны платить алименты на детей, однако его повсеместно не выполняют» . В большинстве подобных ситуаций женщины живут в семье мужа и полностью зависят от его родственников.
В целом, трудовая миграция остается наиболее мощным ресурсом российского общественного и экономического влияния на ситуацию в Таджикистане. В этом качестве она по-прежнему недооценена российскими политикоформирующими органами: с ней мало ведется направленная информационная и политическая работа, хотя в течение последних лет сделано многое для легализации и адаптации иностранных рабочих и снижения социального недовольства этой категорией лиц в РФ. Принципиальное значение миграции для двусторонних отношений России и Таджикистана сохранится на долгосрочную перспективу и будет основным побудительным мотивом для возможного вхождения республики в Евразийский экономический союз.


Список литературы

1.    https://www.fms.gov.ru/
2.    http://www.ereport.ru/articles/organiz/wbank.htm
3.    Интервью:  Х. Расулова, Ассоциация «Женщина и общество», Худжанд, 7/06/2013.
4.    Интервью:  сотрудник проекта организации Save the Children, Кургонтеппа, 8/06/2013.
5.    Интервью:  Б. Абдужаббаров, ОО «Фонд развития общества», Истравшан, 7/06/2013.


Russian emigrants. A look inside


M.G. Markhieva, student of direction "Sociology of management" of the Institute of Social Sciences of the Russian presidential academy of national economy and public administration (RANEPA)
E-mail: Mmarkhieva@mail.ru

Abstract. The complex interweaving of relations between the nations and nationalities living in the territory of the country are due to the relevance of the theme of this reasoning. I propose to narrow down and consider the problems of reasoning by the example of the Russian Federation, as the inverse image of bright ethnic relations system modification and its formation, including in matters relating to ethnic migrations. Why must we talking about that, first of all, because every citizen residing in the territory of their country, of course, plays a crucial role in the formation and establishment of sentiment in the state directly

Keywords: migration, labor migration, Tajikistan, attitudes towards migrants in Russia.