воскресенье, 26 января 2014 г.

Феликс Шарков: Стратегия социального развития Российской Федерации

Феликс Шарков: Стратегия социального развития Российской Федерации

В условиях активной трансформации социально-экономической системы страны произошла резкая смена стратегии социальной политики. Однако при выборе стратегии социального развития страны не был учтен мировой опыт, что и привело в конечном счете к неустойчивому развитию социальной сферы.
 
В различных странах по разному строят модели развития социальной сферы.

Либеральная модель предоставляет каждому гражданину большую свободу в решении индивидуальных социальных проблем, подразумевая, что люди сами могут мобилизовать свои собственные силы, не полагаясь на помощь государства. Эта модель ориентируется на стратегию ответственности семьи. При функционировании этой модели в обществе государство снимает себя основные вопросы социального воспроизводства. Однако необходимо иметь ввиду, что такая модель может реализоваться сама по себе лишь при наличии достаточно сильно развитого экономического и правового пространства. Патерналистская же модель (сегодня наиболее близка к этой модели социал-демократическая модель, распространённая в скандинавских странах), наоборот, почти полностью снимает с людей заботу о решении собственных социальных проблем. Она основана на стратегии ответственности и отеческой заботы государства и основана на доминирующей её роли в удовлетворении практически всего круга потребностей и интересов людей. Эта уравнительная модель во многом лишает граждан стимула к самореализации. В то же время негативный опыт перехода к рынку показал, что не следует идти по пути тотальной приватизации, полного отказа от государственного регулирования.

Сегодня применительно к нашей стране в чистом виде не может быть применена также ни одна из моделей социальной политики, применяемой за рубежом. На современном этапе развития России отечественная наука ищет что-то среднее между этими моделями, а социальная политика должна быть ориентирована на стратегию равной ответственности государства и самих граждан. А на практике сложилась ситуация, когда патерналистская модель социальной политики резко заменена либеральной, минуя корпоративную модель, которая распространена ныне в Германии, Австрии, Франции и кстати, на мой взгляд, была бы наиболее близка к оптимальной модели современного социального развития России.

В связи с тем российское общество переживает перманентный процесс социальных трансформаций, который сопровождается обострением накопивших социальных проблем, а также появлением новых, органы власти вынуждены искать более эффективную модель реформирования системы государственного управления.

Научной основой управления обществом является познание и реализация объективных закономерностей социального развития исходя из чего преобразования должны производиться комплексно, преодолевая мощное давление новых, достаточно сложных социальных проблем. Социально-экономические преобразования должны осуществляться на основе выработанной стратегии, на базе которой и должны формироваться в последующем программы и перспективные планы. На практике же получается так, что планы строятся без четких ориентиров, заданных стратегией, без согласования различных направлений социального и экономического развития, сама система государственного управления становится источником острых социальных проблем.

Вполне обоснованным и своевременным в связи с этим является разработка Институтом стратегических исследований правительственной стратегии развития Российской Федерации до 2010 года, которая в принципе должна была снять все отмеченные проблемы. А на деле опять получилось как всегда: " А воз и ныне там", а теоретический методологический воз даже укатился далеко назад, взбудоражив вначале научную, а потом и остальную общественность, обеспокоенную тем, куда же это мы должны осуществить очередной переход от социального к субсидиарному государству. Почему-то авторы документа забыли, что конституционно закреплено за Россией право называться социальным, а не патерналистским.

Если вспомнить недавнее прошлое ученые (а конкретно из Академии труда и социальных отношений) в мае 1993 года посредством профсоюзной делегации в конституционном собрании "протащило" седьмую статью Конституции Российской Федерации, которая сегодня стала стратегическим ориентиром движения общества к построению полноценного социального государства. Мы все сегодня конечно понимаем, что провозгласив "де юре" "де факто" автоматически не реализуется, предстоит еще пройти "долгий путь в дюнах". Хотя надо отметить, что иначе едва ли и возможно.
Но то, что мы сегодня получили, это скорее всего из за того, что опять забыли про методологию - напоминаю, все эти проблемы именно поэтому мы обсуждаем на методологическом семинаре. Мы не сможем сказать, что к разработке стратегии не привлекались ученые, как часто это делалось, сама по себе представительность вышеназванного института не вызывает сомнения. Дело в другом. Не может отдельно взятая группа людей, даже бы если была составлена из очень талантливых людей, все учесть. Опять таки, "чистой воды ученые" - пусть не обидит эта фраза моих коллег, я тоже оттуда же - не могут претендовать на роль всезнаек - нужен синтез теоретических и практических знаний и подходов в выработке стратегии, которая ведь так или иначе должна реализовываться через практику.

Одним словом, что касается стратегии "все смешали в доме Облонских". Переходить к какой-то никому не понятной модели государства, к которому нас призывают отмеченные основные направления, - это просто абсурд. Хорошо еще, что Правительству Российской Федерации не дано право через написание основных или не основных направлений не дано право изменять Конституцию.

Комплекс теоретических и практических несогласованностей по моему мнению пронизывает весь документ.

Переход от патерналистской модели к какой-то другой предполагает, что у нас сегодня функционирует и господствует патернализм, отеческая забота государства о своих гражданах. А если это так, зачем куда -то переходить ? Я полагаю, что разработчики не имели в виду именно ревизию седьмой статьи Конституции, им кто-то подбросил это модное словечко "субсидиарный". Каждый грамотный человек, услышав новое слово, или его новое звучание пытается его интерпретировать. Мне, например, после того, как увидел в документе это понятие применительно к оценке модели государства, пришло в голову сравнение этого понятия с тем как оно применяется в праве, когда две ответственные стороны прибегают к третьей, дополнительной стороне в случае, если сами по той или иной причине не в состоянии выполнить обязательства. Если же отталкиваться от однокоренного слова субсидия, то получается нечто другое.

При переносе этого понятия к характеристике модели государства получается, что государство должно найти дополнительный субъект ответственности за решение социальных проблем граждан, сняв с себя ответственность. Или в другом варианте ограничиться социальными субсидиями. Так или иначе не клеится с этой субсидиарностью в качестве модели государства. Разработчикам, а ныне одни из правителей, это просто надо будет признать, а не искать новые хитросплетения и отговорки.

Хотелось бы верить, что произошла лишь терминологическая ошибка. Однако при рассмотрении одного из трех сценариев социально-экономического развития страны, принятого за основу, то можно заметить четкую тенденцию к стремлению ухода государства из подавляющего большинства сфер экономической деятельности, или же цитирую "приватизацию большинства социальных функций". В этом большом документе "сквозит" мысль о необходимости переложить решение социальных задач непосредственно на население, а многие функции - на регионы.

"Основные направления.." предусматривают мероприятия по переходу к платному образованию и здравоохранению, к полной оплате жилищно коммунальных услуг и другие непопулярные меры. Можно понять (но не принять) их мотивы - нет возможностей у государства. Ссылка отдельных авторов на примеры выхода из кризиса за счет отказа от всех социальных льгот в ряде стран (например в Англии) по крайней мере не корректна с научной точки зрения. Нельзя же забывать и о другой стороне медали. Принимаемые непопулярные меры по отказу от прямого льготирования заменялась адресной социальной помощью и системой мер по повышению доходов соответствующих категорий населения. В названном документе этого мы не видим. Это позволяет нам высказать свое опасение в том, что в документ не просто вкралась терминологическая ошибка, а он нацелен на отказ государства от многих своих обязательств в социальной сфере.

Таким образом, в "Основных направлениях социально-экономической политики Правительства Российской Федерации на долгосрочную перспективу" сделана неудачная попытка определить стратегический путь России. Будем все же надеяться, что реальное развитие Росси пойдет по лучшему сценарию, а Россия по факту станет социальным государством

Ф. И. Шарков, директор Института современных коммуникационных систем и технологий, заведующий кафедрой рекламы Международной академии бизнеса и управления, заслуженный деятель науки РФ, доктор социологических наук, профессор

15.06.2009,
www.viperson.ru