понедельник, 19 сентября 2016 г.

Феликс Шарков. Электоральное сознание в 2016-м не штормило

Электоральное сознание в 2016-м не штормило: отталкиваясь от выборов к анализу трансформации политической активности


Прогремели слабые «избирательные грозы», не поразившие ни одну из парламентских партий. Просто пришлось немного понервничать представителям КПРФ (Геннадий Зюганов) и ЛДПР (Владимир Жириновский) в борьбе за второе место. Ради справедливости надо сказать, что больше пришлось нервничать не Жириновскому, а Зюганову. Не большая потеря – иметь на одного депутата меньше из партийного списка. А у коммунистов из КПРФ этот список существенно похудел. Как говорят сами КПРФовцы – их растащили по партиям коммунистического толка (Коммунисты России, Российская партия пенсионеров за справедливость, Родина, Патриоты России). Не имей этой альтернативы, они считают, что не просто увеличили бы свой успех на менее чем 5 процента, сколько у этих партий процентов получилось в сумме, а на целых 10 процентов. Ну и бог с ними.
Главной сенсацией выборов (хотя для аналитиков вполне предсказуемая) явилась не только резкое уменьшение голосов за КПРФ по сравнению с прошлыми выборами, но и резкое улучшение своего результата ЛДПРовцами. Кроме того, сенсацией можно считать и то, что ни одна из десяти непарламентских партий не набрала не только 5 процентов голосов, но и не набрала 3-х процентов, преодоление которого позволило бы им получать бюджетное финансирование и не собирать подписи избирателей на предстоящих выборах. К сенсации можно отнести и тот факт, что «новорожденная» Партия роста (Борис Титов), которой всего-то меньше полугода со дня регистрации, а фактически в выборной гонке стартовала в лишь в конце июля, заняла  пятое место среди непарламентских партий, оставив позади Патриотов России (Геннадий Семигин), Зеленых (Анатолий Панфилов), Парнас (Михаил Касьянов), Гражданскую платформу (Рифкат Шайхутдинов) и Гражданскую силу (Кирилл Быканин).
Как же трансформировалось электоральное сознание в период подготовки, в процессе самого голосования и сразу после выборов? Вначале немного теории. Хотя понятием «электоральное сознание» обозначают совокупность сформированных идей, представлений, оценок, требований, верований, мнений электората. И эти теоретические представления, … верования не могут формироваться очень быстро. Теоретико-идеологизированное представление электорального сознания, как одной из форм политического сознания, исходит из стройных и достаточно строгих представлений, составляющих целостную рациональную систему взглядов и суждений, определенное мировоззрение совокупности избирателей. Обыденное электоральное сознание отличается диффузностью, размытостью, противоречивостью, повышенной эмоциональностью, стихийностью становления и развития под влиянием бытовых представлений и суждений о партиях, политиках и других деятелях. В соответствии с этим в этой статье мы рассматриваем процесс трансформации обыденного электорального сознания применительно к более короткому процессу (в данном случае речь идет о выборах сентября 2016 года), который более динамичный, чем более глубокие электоральные процессы, происходящие в целом в обществе в длительном периоде.
Электоральное сознание (сознание избирателей России) является достаточно достоверной репрезентацией общественного сознания нашего населения. Такая представительность может объясняться тем, что помимо электората общественное сознание представляет лишь небольшую часть сознательного населения. Большая часть из числа несовершеннолетних, не имеющих права голоса, не вносит сколь-нибудь значимый вклад в процесс формирования и развития массового сознания. Массы хотя и представлены всем населением, ее значительная часть «безмолствует». Безмолствуют в электоральном процессе не только дети и умалишенные, но и те, кто не ходят на выборы. Явка на выборы-2016 лишь менее половины избирателей подтверждает это.
В то же время нельзя исключать и тот факт, что по меткому выражению известного коммуниколога Жана Бодрийяра mass(age) is massage массы сами по себе и есть сообщение, то есть несут в себе massage, даже не выражая публично своего мнения. Так кто же молчаливо выражал свое мнение на выборах, а кто выразил его публично. Предварительный анализ показал, что таковые условно разделились на две части. Одну из них представили те, кто проголосовали, выполняя гражданский долг, даже если они не смогли однозначно выбрать партию или кандидата-одномандатника. Их свыше пятнадцати процентов из числа проголосовавших избирателей. Поскольку для таких избирателей отсутствовала возможность протестного голосования «против всех», определенная часть из них отдала свой голос наиболее явно проявляющей свою протестность в обществе партии – ЛДПР, что и стало еще одним фактором, формировавшим сенсацию на нынешних выборах. Около двадцати процентов проголосовавших на выборах – это «твердый электорат», который, как правило, выполняет не просто свой гражданский долг, а четко знает, за кого будет голосовать. В 35 процентах проголосовавших, которые, так или иначе, связывали свою явку на выборы с выполнением гражданского долга примерно 10 процентов связали появление такой мотивации с обращением к избирателям Президента РФ В.В. Путина. Примерно 12-13 процентов представителей электората явились на избирательные участки под неким (гласным или негласным) давлением и/или контролем (административным, социальным) – это военные, представители правоохранительных органов, государственные и муниципальные служащие работники ЖКЖ.
Немалая часть анонимных источников из этого числа при пилотном опросе признались, что они голосовали по открепительным талонам или же предъявляли своему руководству фото, снятое каким либо гаджетом в кабине голосования (чаще всего телефонным аппаратом). Кроме того, выявленные нарушения в ходе голосования показали, что кроме достаточно грубых вбросов бюллетеней самими организаторами работы на избирательных участках, как это было выявлено в Ростове-на-Дону, продолжали «крутить карусели» и «разъезжаться по гастролям для голосования». Эти грязные технологии достаточно просты в реализации и трудноразоблачаемы. Суть первых заключается в следующем. На подступах к избирательным участкам (обычно в незаметном для наблюдения месте) участник преступного сговора с представителями избирательного участка передает избирателю заполненный бюллетень, который последний опускает в урну, а чистый бюллетень, полученный законно по своему паспорту, отдает после выхода из участка организатору аферы за вознаграждение. В сговоре с членами избирательной комиссии реализуется и «карусельное голосование», когда вместо тех, кто не ходит на выборы получают бюллетени  специально привезенные люди (гастролирующие таким образом по многим участкам), которым на избирательных участках (в этом случае зафиксировать нарушения через камеры наблюдения невозможно) по паспортам выдают бюллетени, которые с «заказанными отметками» опускают в урну. Конечно же, при этом лжеизбиратель вносит в списки избирателей не свой номер паспорта, а не явившегося на выборы человека, который получает от тех же преступных лиц.
Для исключения вбросов бюллетеней на выборах 2016 на 11648 избирательных участках были установлены камеры наблюдения, одна из которых одновременно охватывает столы, где выдаются бюллетени, кабины (снаружи) и избирательные урны. За этими участками закреплено около 18 млн. избирателей, составляющих 17 процентов от генеральной совокупности (от всего электората, голосующего на территории России). Партия роста, разработав технологию использования нейронных сетей и реализации программы блок-чейна на основе выборки, сформированной учеными социологами ИГСУ РАНХиГС организовала наблюдение 249 избирательных участков, выбранных из списка способом рандомизации. Сравнение с количеством бюллетеней, полученных под подпись, даст реальную картину расхождений по причине вбросов или выноса бюллетеней из избирательных участков.
Избирательные комиссии для уменьшения влияния человеческого фактора на подсчет голосов организовали установление по приблизительным данным на 500 избирательных участках комплексов обработки избирательных бюллетеней (КОИБ). Многие организаторы выборов считают КОИБ «машиной правды» и заявляют, что «КОИБ практически полностью исключает вбросы бюллетеней, а также ошибки при переписке протоколов и неправильный подсчет голосов. Однако, «почти», а не полностью. Не случайно глава Центризбиркома Элла Памфилова поручила выборочно проверить работу Комплексов обработки избирательных бюллетеней (КОИБ). Об этом сообщила пресс-служба комиссии. «В ЦИК России поступают обращения граждан, в которых выражается сомнение в эффективности и прозрачности работы технических средств подсчета голосов// http://www.mskagency.ru/materials/2589283 17.09 22:59   Прежде всего недоверие к КОИБам связано с представлением о возможности использования «заряженных» на желаемый результат КОИБов.

Были сформированы «специальные мониторинговые группы с участием представителей аккредитованных средств массовой информации для выборочной проверки работоспособности КОИБов на территории некоторых участковых комиссий 18 сентября 2016 г.». Эти группы участвовали в процедуре тестирования КОИБов перед открытием избирательных участков. Осуществлялась проверка правильности классификации бюллетеней каждым сканирующим устройством. При этой процедуре в присутствии наблюдателей и представителей СМИ в КОИБ вводят комплект бюллетеней для тестирования, считывают информацию на информационном табло сканирующего устройства и убеждаются, что сканирующее устройство правильно классифицирует отметки в квадратах избирательного бюллетеня.
КОИБ считается работоспособным, если каждым сканирующим устройством были правильно классифицированы все бюллетени из комплекта для проведения тестирования. Распечатка протокола тестирования в присутствии наблюдателей подписывается председателем, заместителем председателя и секретарем участковой комиссии и остается в участковой комиссии.
В чем еще кроется причина недоверия «машине правды»? Почему они выходят странным образом из строя? Приведем несколько примеров. «Председатель избирательной комиссии Свердловской области Валерий Чайников сообщил на пресс-конференции в Екатеринбурге, что, по данным на 14:30 местного времени (12:30 по Москве), вышел из строя 41 КОИБ из установленных на избирательных участках в регионе 640». «Электронные машины для комплексной обработки избирательных бюллетеней (КОИБы), которые были направлены в Астрахань для обеспечения прозрачности на выборах-2016, странным образом то и дело выходят из строя на разных избирательных участках в Астрахани».
Поскольку мы не владеем результатами отмеченных проверок, обратимся к выборам 2015 года. «Кстати, если вспомнить все предыдущие выборы, то ситуации с перезапусками КОИБов довольно-таки часто встречались на избирательных участках по всей России. К примеру, на выборах депутатов в Думу городского округа Самары, которые проходили в 2015 году, самарские наблюдатели от партии «ВОЛЯ» зафиксировали выход из строя КОИБов на 11 участках. Несмотря на требования наблюдателей произвести ручной подсчет итогов голосования в этих случаях, председатели УИКов отказывались пересчитывать вручную итоги голосования, ссылаясь на запрет со стороны вышестоящих избирательных комиссий, вплоть до ЦИК РФ. Теперь становится понятно почему (!!!). «Наблюдатели на выборах отмечали, что на двух разных участках за одного кандидата КОИБы выдавали результаты с разницей в две сотых процента. Например, 38,14% и 38,16%. Один из наблюдателей так прокомментировал этот нонсенс:«Я в жизни не видел, чтобы два разных участка так единодушно проголосовали. Везде живут разные люди, по-разному проводится агитация, кто-то где-то работает больше, кто-то где-то меньше». Все просто. Такую точность может дать только роботизированная система, как КОИБ, в которую ввели код с «нужным» результатом».
Мы фрагментарно показали некоторые факторы, способствующие исключению или снижению возможных нарушений на выборах, а также увеличивающие недоверие к процедуре и технологиям голосования и подсчета голосов. Как все же на этих выборах происходила трансформация электорального сознания? В какую сторону «дрейфует» сознание тех или иных слоев населения в ходе выборов? От чего зависят центростремительные или центробежные тенденции, формируемые в ходе «возбуждения масс» посредством выборов? Такими возбудителями, прежде всего, являются партии и политики, стремящиеся к власти или желающие удержаться на своих постах. Они, естественно, справедливо вынуждены обращаться к электорату с призывом идти на выборы и проголосовать за них. Самостоятельно же избиратели принимают решение идти на выборы, надеясь хотя бы как-то улучшить свое благосостояние, с целью реализовать свое право избрания и по другим причинам.
Все факторы любой сферы жизнедеятельности (экономической, политической, социокультурной) влияют на электоральную активность и сознание. Ученые, анализируя эти факторы разделяют массовое сознание, рассматривая по отдельности его компоненты, для определения возможности воздействия на них, а потом интегрируют их в одно целое. Соглашаясь с набившим оскомину выражением «политика есть концентрированное выражение экономики», рассмотрим сегодняшнее состояние экономической составляющей, влияющей прямо на политическое (в то же время на электоральное) сознание. «79% населения России замечают экономический кризис в своей повседневной жизни. 48% жителей страны стали больше экономить на ежедневных тратах. 47% россиян считают ситуацию с экономикой в стране плохой». Влияние экономических показателей на политическое сознание зависит и от экономики страны в целом и от предполагаемой возможности улучшения личного финансово-экономического благополучия. Чтобы выявить корреляции между политическим поведением и экономической ситуацией в стране и/или в конкретной семье необходимо изучить интересы различных групп населения и факторы (причины), которые формируют то или иное поведение.
Индифферентная в организационных проявлениях часть электората (к процедуре самих выборов) вовсе не всегда безразлична к происходящим процессам. На первый взгляд, совершенно парадоксальным кажется объяснение действию фактора стабильности в виде безразличия большой части бизнесменов к факту прихода на избирательный участок. В то же время именно этот контингент считает необходимым в условиях кризиса активизировать свою работу, нежели публично выражать свой протест.
Электоральное сознание зависит и от сложившейся в России модели участия граждан в избирательном процессе. Влияние политической элиты на электоральное сознание несомненно. Но оно явно преувеличено. Рассматривая структуру электорального сознания в конце прошлого века, можно увидеть, что, несмотря на сверхактивную работу политической элиты на различных уровнях и в различных слоях общества, оно было сильно смещено в сторону левых (62% лиц с левыми взглядами против 38% представителей правового сегмента). На тот момент в развитых странах в среднем это соотношение составляло в среднем 50 на 50. Широкий спектр политических партий (14 против 7 на предыдущих выборах) с одной стороны как бы является показателем демократической свободы для широкого спектра политических организаций, представляющих различные слои населения. Однако даже беглый анализ программ этих партий и заявлений их лидеров показывает, что они в основном ориентированы на повышение доверия к ним избирателей за счет «педалирования» на вопросах обещаний улучшить  ситуацию с удовлетворением их социальных потребностей. То есть программные заявления в части обещаний улучшить жизнь людей всех партий были очень похожими на взгляды левых. Правый сегмент электората практически не выражал своих «правых» взглядов.
Вовсе не случайно, коммунистический электорат стали «растаскивать» вместе с КПРФ (Геннадий Зюганов), Коммунисты России (Максим Сурайкин), Российские пенсионеры за справедливость (Владимир Бураков), Родина (Алексей Журавлев), Патриоты России (Геннадий Семигин).  На таком электоральном поле левых не мудрено было запутаться избирателю в поисках «своей» партии. Кроме того партии: Зеленые, Гражданская платформа, Гражданская сила также не забывали напоминать, что социальная политика,  в формировании и реализации которой они будут участвовать также приведет к улучшению жизни граждан.
Немаловажное влияние на политическое сознание электората при подготовке к выборам 2016 имело растущее влияние (возврат) идеи патриотизма и русского национального возрождения. Определенная политическая стабилизация общества также стала фактором формирования вяло протекавшего процесса развития политической активности и сознания граждан как до, так и во время выборов.
Обобщая анализ эволюции электорального сознания, можно сделать вывод о том, что «тяжелые электоральные тучи» обошли стороной избирательный процесс образца 2016 года. Растет доля населения, более-менее сумевшего адаптироваться к новым условиям жизни и правилам общественного поведения. Произошел небольшой сдвиг в массовом сознании от позиции выживания к робкому, но развитию. Из массового сознания постепенно вытесняется сидром катастрофизма и укрепляется восприимчивость к происходящим перманентным переменам. Укрепилось представление о нежелательности резких перемен и даже «резких движений» крупных политиков. Даже крайние левые (их сейчас можно разглядеть лишь через лупу) и профессиональные союзы стали выражать свои робкие протесты лишь своими «приглаженными» действиями.
Электоральное сознание стало четче различать суть политических действий, более определенно выбирать свое действие, варианты своего поведения, более сдержанно проявлять свою приверженность тем или иным политическим идеалам. Реакция населения на действия власти становится все более сдержанным как по причине роста понимания ее действий, так и по причине конформизма. Представление ценностей капитализма и социализма (впрочем, как и понимание их конвергируемости) постепенно начинает размываться, уступая отчасти место представлениям о социальных гарантиях и благах, независимо от источников, предоставляющих их (органы власти, правые или левые партии, представители бизнеса и пр.). При всем при  этом замечается некое переложение в сознании бремени политической ответственности от региональных лидеров на Президента России. Это обычно происходит при высоком авторитете лидера страны.
Всю совокупность факторов, влияющих на электоральное сознание можно разделить на краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные. Интегральная совокупность мнений всех представителей электората и есть электоральное мнение. Однако на практике любое коллективное мнение представляет не мнение всех, а лидеров мнений данной социальной группы. Остальная масса обычно солидаризуется с их мнением. Лидеры мнений, активизирующие свою деятельность в электоральном пространстве, чаще представляют собой лидеров различных уровней политических структур (партий, объединений, групп). Соответственно, при выборе конкретной партии при голосовании граждане голосуют за ту партию, которая, по его мнению, может дать ему больше выгод, чем другая партия. Эти выгоды не всегда выражаются в удовлетворении материальных потребностей. Духовную составляющую ни при каких обстоятельствах нельзя исключать. Здесь-то и заключаются сложности партий в обосновании своих программ и обещаний. Перенос позитивной экспектации в будущее (мотивации улучшения ситуации в далекой перспективе) электорат обычно не устраивает (выборы то «на носу»).
В гео- социокультурном пространстве электоральные предпочтения остаются относительно стабильными. Сохраняется так называемый патриархальный тип общенациональной политической культуры.